10 апреля 2014 года в Князь-Владимирском соборе на Петроградской стороне депутат Андрей Юрьевич Анохин передал настоятелю прихода храма святителя Митрофана Воронежского иерею Максиму Косых рассекреченные документы 1933 и 1934 годов из Центрального государственного архива историко-политических документов Санкт-Петербурга, которые проливают свет на историю поруганного Митрофаньевского кладбища. Документы свидетельствуют об использовании надгробий для постройки Дома Советов Нарвского района.

При передаче документов присутствовали   настоятель Князь-Владимирского собора протоиерей Владимир Сорокин, член Совета по сохранению культурного наследия при правительстве Санкт-Петербурга архитектор Рафаэль Маратович Даянов, руководитель центра «Помним всех поименно» Александр Несмеянов. Представители Петербургских СМИ. Так же на этой встрече обсуждалось состояние дел по Митрофаниевскому кладбищу в связи с разработкой вопроса о его границах и восстановлении на нем православных храмов.

ЦГАИПД СПб предоставил Андрею Юрьевичу пять документов в которых упоминается Митрофаньевское кладбище, а именно:

- Выписка из постановления Президиума Ленинградского Совета от 21 февраля 1932 года “О приведении в порядок Ленинградских кладбищ”;

- Обращение Калинина, К.Мартьяновой, Ивановского, Рубцова и др. к тов.Кирову от 12 апреля 1934 года;

- Протокол допросов А.С. Коровина и П.С. Святского произведённых Начальником Нарвского РайГоротделения – Туровским 9 мая 1934 года;

- Докладная записка от 10 мая 1934 года, подписанная пом.нач.СПО Мосевичем;

- Справка о разборе Митрофаньевского кладбища подписанная начальником Нарвского РГО Туровского в мае 1934 года.

“Справка о разборе Митрофаньевского кладбища:

Разборка Митрофаньевского кладбища началась после опубликования постановления Лен.Совета от 21 февраля 1932 года с вывоза металлических изделий – решетки, кресты, металлические памятники, плиты и проч. Всего с кладбища вывезено несколько тысяч тонн.

Мраморные и гранитные памятники с кладбища начались впервые вывозиться в июле 1933 года Мраморно-распиловочным заводом, изготовлявшим распределительные доски для Свирьстроя.

Права на вывоз мрамора Мраморно-распиловочный завод получил от Нарвской Райфинсекции, являющейся распределителем бесхозного имущества. На вывоз мрамора Райфинсекция и завод заключили договор, к которому был приложен список бесхозных памятников.

В этих списках имеется оговорка, что снос памятников, на которые поступают заявления об их историческом значении или же собственности, производиться в каждом отдельном случае с санкции Райфинсекции и под наблюдением Треста “Похоронное дело”.

В сентябре месяце 1933 г. строящийся Дом Советов Нарвского района было решено внешне штукатурить мраморной крошкой. Этот вопрос обсуждался и в Ленсовете, т.к. мраморная штукатурка значительно удорожает строительство. После положительного разрешения этого вопроса Жилсекция Нарвского района по распоряжению Председателя Совета тов.КИРЬЯНОВА и по согласованию с Райфинсекцией приступила к разработке памятников, причем официально наблюдение за этой работой было получено администрации строительства Дома Совета.

Непосредственно работами по съёме памятников на кладбище руководил агент строительства ХАПУГИН, который по заявлению работников Райфинсекции и строительства Дома Совета обязан был согласовывать со смотрителем кладбища разборку спорных памятников. Юридически-же он имел право разбирать памятники только лишь отмеченные в специально составленных списках.

Всего для строительства Дома Совета из Митрофаньевского кладбища было вывезено до 100 куб.мет. мрамора и 50-60 куб.мет. гранита. Одновременно производились и выемки бутовой плиты, которой вывезено с кладбища несколько сот куб.метров.

В октябре-ноябре 1933 года при начале отштукатуривании Дома Совета мраморной крошкой строительство осматривал тов.КИРОВ, которому были показаны образцы цветов штукатурки для окончательного установления цвета. По словам председателя Нарвского Райсовета тов.КИРЬЯНОВА, последний якобы доложил тов.КИРОВУ о том, что мраморная крошка изготовляется из бесхозных памятников, вывезенных с Митрофаниевского кладбища и что тов.КИРОВ, якобы, подтвердил правильность этого решения.

Допрошенный в РГО главный инженер строительства Дома Совета СВЯТСКИЙ П.С. показал, что при разборке памятников действительно поступила жалоба на то, что снят памятник-плита исторического значения точно он не помнит поэта или писателя.

Им сразу же было дано указание установить плиту на место.

Проверку исполнения этого приказания проводил член Президиума Райсовета ПЕТРОВ,

Кроме того на строительство поступила жалоба о разборе ряда памятников неподлежащих сносу.

Допрошенный инспектор Госфондов Райфинотдела КОРОВИН показал, что явившийся к нему для переговоров об изъятии памятников с кладбища агент строительства Дома Совета САВЕЛЬЕВ заявил ему: “по распоряжению тов.КИРОВА на постройку Дома Совета можно брать весь бесхоз – памятник, мрамор и т.д.”.

Начальник Нарвского РГО Туровский .. мая 1934 года.”

В частности в подборке документов имеется обращение граждан к Товарищу Кирову следующего содержания:

«Сообщаем Вам, что согласно Вашего распоряжения использовать для постройки Дома Советов Нарвского района камень и мрамор с бесхозяйственных могил Митрофаниевского кладбища выполнено соответствующими организациями безобразно. Бесцельное, хулиганское разрушение охраняемых могил и памятников вызывает постоянный протест посещающих кладбище. На наши жалобы в Нарвском Совете и в Управлении кладбищами (пр. Нахимсона) отвечают, что все делается по приказанию тов. Кирова. Просим найти настоящих виновников и привлечь их к ответственности».

храм святителя Митрофана Воронежского